+7 495 509-35-58

Будни 9:00—18:00

30 сентября истекает срок моратория на выдворение и депортацию иностранных граждан. Но он касается только тех, кто совершил незначительные нарушения или имеет небольшие проблемы с документами. Злостных нарушителей по-прежнему отправляют в Центр временного содержания иностранных граждан, а потом — здравствуй, родина. Корреспондент «Вечерней Москвы» отправилась в центр и пообщалась с теми, кто проводит последние дни в России.

Тусклый теплый желтый свет рассеивается от ламп на потолке. Идем по коридору с сотрудником Центра временного содержания иностранных граждан. Он открывает одну из дверей, мы заходим внутрь. Язык повернулся назвать это камерой. Сотрудник в форме меня тут же поправляет: «Помещение!» Бетонные стены окрашены в светло-голубой цвет, две кровати, обеденный стол. За шторкой — раковина и туалет.

Высоко под потолком — прямоугольное окно. На подоконнике лежат нарды, книги. На столе — посуда и личные вещи. Нет, на тюремную камеру это и вправду не похоже. Но и не пятизвездочный отель. Скорее так, экономхостел. В этом помещении живут два иностранца: уроженец Коста-Рики и афганец. Здесь их называют выдворенцами. В Москве они жили без регистрации. По решению суда их выдворят из России и отправят домой.

Мечты о родине придется забыть

С книжкой Джеймса Хедли Чейза на кровати сидит Касим Саид Сарвашах — 54-летний гражданин Афганистана. Мужчина читает «Убийство кинозвезды». На страницах детектива события развиваются куда динамичнее, чем в его жизни. Последние пять месяцев афганец только и делает, что читает. Книги берет в библиотеке, а там их сотни: и на русском, и на иностранных языках. Зарубежные издания оказываются на полках только после проверки спецслужбами на наличие экстремизма. Но Касим Саид читает на русском, язык изучил еще в школе.

В Москве он живет уже 15 лет. Работал здесь официально: строил жилые дома и пентхаусы. Затем тяжело заболел циррозом печени. Оставаться в России не хотел, поэтому и документы продлевать не стал. Но вот отъезд откладывал до последнего. Пять месяцев назад жизнь без документов привела его в Центр временного содержания иностранных граждан.

— Я очень хотел вернуться в Афганистан. Устал от жизни в большом городе. А в Кабуле мой дом... Был, — говорит Касим Саид с грустью и указывает на небольшой красный радиоприемник. — По новостям передавали, что страны моей больше нет. Нам выдают телефон раз в три дня, я звонил родным, но все они недоступны. Я даже не знаю, что с ними.

За пять месяцев посольство дважды подавало документ о возвращении Касим Саида на родину. Но отправку каждого отдельного человека согласовывают напрямую с авиакомпаниями, и только командир экипажа может дать разрешение посадить в самолет «выдворенца». От афганца никто не отказывался. Просто нужного рейса до Кабула не было. Пока в посольстве делали документ в третий раз, оказалось, что и выдворять Касим Саида уже некуда.

— Моего дома теперь просто нет. Сейчас я прошу убежища в России. Документы уже готовят. Родной Афганистан я уже не увижу. Грустно, но это конец моего романа, — вздыхает Касим Саид и берет в руки сигарету.

Дымить в помещении можно, но только в «номерах для курящих». Людей с такой привычкой размещают вместе, чтобы всем было комфортно. Рядом живут и люди одной национальности, религиозных взглядов. Сотрудники центра учитывают и межнациональные, политические взаимоотношения. Например, армянина и азербайджанца вместе не поселят.

Коста-риканские страсти

Пока у Касим Саида детективные истории разворачиваются только на страницах романа, у его соседа Хорхе Альберто Родригеса Фонсеки кипят настоящие мексиканские страсти. Точнее, коста-риканские. В Москву Хорхе привела большая любовь. Увидел в социальных сетях красивую русскую девушку, сорвался и прилетел к ней в Москву в октябре 2019 года. Но его никто и не ждал. Хорхе жил без регистрации, ночевал в хостелах. Потом у него закончились деньги, он потерял и свой паспорт. Но вместо того, чтобы заняться документами, обратиться в посольство и законно вернуться на родину, он...

— Думал только об этой девушке. Я пытался найти ее, выйти с ней на связь, но она мне не отвечала, мы так и не встретились, — говорит Хорхе. Изъясняется он на английском, но очень плохо, с сильным испанским акцентом.

В итоге от любви у мужчины буквально «поехала крыша». Хорхе забрали в психиатрическую больницу. Вылечили и по решению суда отправили в Центр временного содержания иностранных граждан. Теперь он ждет выдворения из России в Коста-Рику. Но уже шестой месяц нет нужного рейса: Москва — Сан-Хосе. Хорхе признается: у себя дома он будет скучать по российским приключениям. Но тоскливо ему и сейчас. С соседом Касим Саидом ни поболтать, ни новости пообсуждать. Мужчинам мешает языковой барьер. Они совсем не понимают друг друга. Остается только молча играть в нарды. Книги Родригес читать не любит.

Обед по расписанию

Скрежет металлических колес раскатывается по коридору. На часах 14:00 — везут тележку с обедом. В столовую строем здесь не водят, все-таки не лагерь. Еду в Центр временного содержания иностранных граждан привозят сразу готовую, по договору с одной из компаний. Пищу ежедневно проверяют медработники, берут пробы. А затем на тележке развозят по помещениям. Сегодня в обеденном меню: щи и рис с тушеной говядиной. Блюда со свининой сюда не привозят, ведь большинство обитателей центра — мусульмане. Из напитков — черный чай.

Бидоны с горячей водой стоят в коридоре круглосуточно. Чай можно попросить в любое время. Но именно попросить. Безлимитный доступ постояльцам здесь не дают, чтобы чифир (крепкий чай, оказывающий одурманивающий эффект. — «ВМ») не заваривали.

По расписанию в Центре временного содержания не только обед, но и все остальное. В 6 утра — подъем. Час дают на утренний туалет и уборку помещений. С 7:00 до 8:30 — завтрак. Затем у всех есть час на подачу ходатайств и жалоб. С 10:00 до 18:00 иностранцев ежедневно выводят на прогулку. В рабочие дни им можно видеться с родными, адвокатами и представителями посольств. Передачки принимают на КПП без выходных, в любое время. В режиме 24/7 работает и сам Центр временного содержания.

Дела уголовные

Сегодня в Центре временного содержания иностранных граждан живут более ста человек. Точнее сказать сложно — людей привозят и увозят по несколько раз в день. Иностранцы попадают сюда только по решению суда. В основном все живущие здесь — «выдворенцы».

Это люди, которые жили в России без регистрации или работали без документов. Выявляют таких нарушителей сотрудники полиции. Иногда проверки выявляют гораздо больше. Так в Москве полицейские задержали гражданина Киргизии за отсутствие миграционного учета.

Но оказалось, что он находится в федеральном розыске как подозреваемый в нанесении тяжких телесных повреждений жительнице Красноярска. Сейчас его разместили в Центре временного содержания. Хулиган ждет решения суда. По окончании процесса его переведут в следственный изолятор. Иностранцев, осужденных по тяжким статьям, после освобождения из мест лишения свободы выдворяют из страны без права повторного пересечения российской границы.

Заработать получилось только неприятности

Депортированным в Россию вернуться можно.

Но не раньше, чем через 40 лет. Али Бекназаров приехал из Киргизии в Москву 1 июля. Двадцатилетний парень мечтал покорить столицу: устроиться на работу курьером, разбогатеть, а потом сделать свой бизнес. Теперь несостоявшийся столичный предприниматель стоит у бетонной стены в темной майке, спортивных штанах и резиновых тапках, виновато опустив глаза в пол. Парень переехал в Москву по наставлению старшего брата. Только тот всего-то и посоветовал, что купить билет да пробиваться самостоятельно. А напутствий по поводу документов не дал никаких.

— Регистрации у меня нет. Я жил в Москве меньше двух недель, ничего не успел сделать. Только думал этим заняться и устроиться на работу. Носил с собой везде билет, там написано, что я прилетел 1 июля, — рассказывает Али Бекназаров.

В первую неделю билет бы действительно спас. Иностранцам без регистрации можно находиться на территории России семь дней. Но красоты мегаполиса вскружили парню голову. О документах не думал, знакомился с достопримечательностями. Но спустя 12 дней Али выбрал для прогулок уже не центр города, а окраинные Кузьминки. В компании своих сограждан он вел себя шумно, нарушал общественный порядок. За что и был задержан. По решению суда его депортируют в родной город Ош.

— Теперь я не смогу вернуться в Россию 40 лет. Жалею, что так сложилось все, — говорит Али Бекназаров.

Пока Али проводит время со своими киргизскими друзьями. Вместе читают намаз, много разговаривают и ждут возвращения на родину.

— Скучать по Москве будете?

— Ой, нет-нет-нет, мне Москвы уже хватило.

Здесь все так строго, очень строгие законы. Хочу быстрее домой. Там меня хотя бы ждут родители. Звоню им раз в три дня, как только телефон дают, — говорит Али Бекназаров. — Вернусь в Ош, устроюсь рабочим куда-нибудь. Но там, конечно, платить будут меньше, чем я мог бы здесь заработать.

Невозвратный билет

Еще в одном помещении сидят десять граждан Киргизии. Все они нарушили общественный порядок в Москве еще в июле. Сегодня, спустя полтора месяца, их депортируют из России. Сотрудник Центра временного содержания иностранных граждан стоит у открытой двери. Он называет имена иностранцев по списку, и все, с вещами на выход.

Меня замечает мужчина лет 50. Размахивает руками, кричит, что Россию покидать не хочет.

Оказывается, нарушение общественного порядка он не считает чем-то ужасным. Зовут его Алмат Айтбаев, в Москве жил полтора года. Был официально трудоустроен, имел временную регистрацию. Миграционного законодательства не нарушал, а вот общественный порядок... Алмата Айтбаева, как и Али Бекназарова, тоже задержали 12 июля. По решению суда Алмата доставили в Центр временного содержания иностранных граждан, отсюда его депортируют из России на 40 лет.

— У меня в Перми остается шестнадцатилетний сын. Получается, что с ним я больше не смогу увидеться, — говорит Алмат Айтбаев. — Не понимаю, почему здесь все так строго с законом, что меня депортируют. Я бы хотел остаться в России. Но теперь мне здесь точно не место. Вернусь в Ош, там меня ждут родители, там мой дом.

— Айтбаев! — раздается фамилия моего собеседника.

Мужчина выходит в коридор. Сотрудники полиции отдают ему небольшой рюкзак с личными вещами и ведут под конвоем до выхода. Алмат спускается с крыльца и заходит в автобус.

Там уже сидят девять других киргизов. Это их последняя поездка по Москве. Правда, маршрут не экскурсионный: за окном не увидеть Красной площади, только красоты замкадья. Конечная остановка — аэропорт Домодедово. А оттуда рейс в киргизский город Ош и билет в один конец. Туда, где местные законы якобы не такие строгие. Туда, где их родина.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

По данным Министерства внутренних дел России, в период с января по июль 2021 года 420 439 человек получили российское гражданство. Оформлено 109 683 приглашения иностранным гражданам и лицам без гражданства; 66 659 разрешений на временное проживание иностранным гражданам и лицам без гражданства (первично); 6 475 509 фактов постановки на миграционный учет иностранных граждан и лиц без гражданства; 44 488 разрешений на работу иностранным гражданам и лицам без гражданства; 1 115 729 патентов.

КАК У НИХ

В июле 2021 года правительство США возобновило практику депортации на родину незаконно находящихся мигрантов из Центральной Америки по ускоренной процедуре. Новые правила депортации мигрантов ввели еще два года назад. Ускоренная депортация позволяет высылать людей из страны, минуя миграционные суды. Получается, что процесс, который раньше растягивался на месяцы и годы, теперь занимает несколько дней.

Согласно новой норме, если не имеющий гражданства США человек не сможет доказать властям, что беспрерывно пребывал на территории США больше двух лет, его можно будет немедленно депортировать без суда. Ранее ускоренную депортацию могли применить только к задержанным возле границы мигрантам, которые пробыли в США менее двух недель.

РЕПЛИКА

Без патента и регистрации — дорога домой

Алексей Лагода, руководитель центра временного содержания иностранных граждан, полковник полиции:

— Наш центр предназначен для содержания иностранных граждан, подвергнутых принудительному выдворению с территории России за различные нарушения миграционного законодательства. Их помещают сюда только по решению суда.

Сотрудники группы документирования работают с посольствами иностранных государств, находящихся на территории Москвы. Выдают им свидетельства о возвращении на родину для дальнейшего законного пересечения границы России. Все граждане, которые находятся здесь, — совершеннолетние. Средний возраст от 20 до 40 лет. Самое частое нарушение миграционного законодательства — это отсутствие патента у тех, кто обязан его получать. У граждан Киргизии— отсутствие регистрации или нарушение порядка учета. Например, зарегистрирован в одном месте, а проживает и работает в другом. Это выявляют сотрудники полиции. Они проверяют миграционный учет, приходят туда, где иностранцы работают, в вагончиках на стройке, например. Мигранты должны жить там, где зарегистрированы, и стоять на миграционном учете.

Обычно в нашем центре более 700 иностранцев. Сейчас их намного меньше, и вот почему. До 30 сентября 2021 года по указу президента России Владимира Путина действует мораторий на выдворение мигрантов, не имеющих законных оснований для пребывания в России. Если иностранный гражданин работает с незначительными нарушениями, например не успел оплатить патент, то его не отвозят в суд. Это связано с пандемией. Люди, которые сидят здесь, под этот указ не попадают. Здесь те, кто жил на территории России без документов и нарушал общественный порядок.

Источник: Вечерняя Москва